Мнения - Евгений Фёдоров


Мнения экспертов могут не совпадать с мнением редакции


Фёдоров в эфире! Пропускной режим в Москве. 12.04.20


00:04 Национальный Курс: Добрый вечер, дорогие друзья. Приветствую всех зрителей YouTube канала «Национальный Курс» и, в общем-то, всех, кто нас посмотрит, со всего практически мира нас смотрят. У нас на связи координатор НОД, депутат государственной думы Евгений Алексеевич Фёдоров.

Ну, и хочется перед началом интервью с Евгением Алексеевичем, конечно, поздравить и вас, Евгений Алексеевич, всех зрителей. Во-первых, сегодня день космонавтики, во-вторых, сегодня вербное воскресение. Так что, несмотря на всю коронавирусную заразу, как сказал, Владимир Владимирович, жизнь продолжается.

Евгений Алексеевич, естественно, первый вопрос хотелось бы задать касаемо вот этой коронавирусной заразы. Всё-таки она не сходит со страниц и интернета, и телевизионного, и везде, везде говорят только о ней. Конечно, сейчас всех беспокоит ужесточение режима, так называемого, самоизоляции, прежде всего который касается Москвы. Вводится пропускная система, вводятся штрафы, штрафуют там людей, уже тысячами выносятся административные постановления – с одной стороны.

С другой стороны, мы видим заявления, например, у меня был Кучерена – известный адвокат, который сказал, что если это не приведут, вот эти вот, пропускную систему в соответствие с Конституцией, с Федеральным законодательством, то замучаются суды от исков граждан, которые попадают. То есть, такая идёт разбалансировка система. Что происходит в этой связи, и куда вообще вот эта вся эта история двигается с ужесточением режима?

01:56 Фёдоров: Ну, во-первых, да вы правы, и Кучерена прав, что ужесточение режима (давно идёт 02:00) незаконными путями. Это прямое требование из-за рубежа, они осуществляют акт полного управления. Потому что, обратите внимание, Путин требует всё по закону, и, кстати, по закону всё можно было и оформить. Если что-то надо, я уверен, что правительство, которое получило по закону полномочия с прошлой недели, которые оно может передавать регионам, оно бы это, если надо, согласовало. Значит, что-то такое не надо, что специалисты правительства считают избыточным или ненужным, или ещё по каким-то причинам.

Поэтому идёт просто вертикаль прямого управления. Очень интересно заметить, что чётко отслеживается идея, конечной целью которой является ликвидация России, как государства. Мы видим, что, во-первых, само по себе история с коронавирусом она понятна, это объективно 02:51, это война. Эпидемиологическая война, потому что этих вирусов оказывается три, как говорят учёные, специалисты. Если кто-то переболел одним видом: А, B, C, то у него есть иммунитет от этого вида, но нет иммунитета от другого, второго и третьего. А они работают одновременно и вброшены одновременно все три, соответственно, практически не получается иммунитет коллективный. То есть это очевидное оружие.

Чтобы в природе сразу три одновременно было всплеска – это нереально, тем более с пробитием защитных сил человека. Поэтому очевидно оружие, да оно сделало большой отскок по Соединённым Штатам Америки. Но они его разрабатывали, они его разработали. Тем не менее, это оружие. Поэтому тут политическую сторону надо смотреть, мы к ней вернёмся.

Просто это означает, с точки зрения, законов войны, как только американцы сумеют справиться с отскоком от этого оружия у себя, а то у них там авианосцы поголовно болеют – моряки, например, то они нанесут удар по России. То есть, грубо говоря, через три месяца сумеют справиться – через три месяца нанесут. Сейчас как бы они вроде не готовы для этого удара, потому что заняты своими делами, это понятно.

Что касается вот этих решений – да, продавливаются незаконные решения, они разворачиваются, но при этом мы просто должны учитывать позицию президента, который считает, что люди сознательно должны сидеть дома и не должны создавать фон для распространения болезни. Опять же, у нас всё-таки политическая структура, поэтому мы должны анализировать с политической позиции. Вот что будет с политических позиций, если дальше динамика событий будет идти в том виде, как она идёт сейчас?

Вот американцы и Маккензи вводят эти кьюар-коды, в Москве, в том числе, вводят вот эти сепаратистские решения. Я смотрю сегодня, губернатор Нижегородской области принял решение, что жители Москвы, Московской области и Санкт-Петербурга подлежат на территории Нижегородской области двухнедельной изоляции в обсерверах, каких-то таких специальных тюрьмах, я так понимаю. Но очевидно, что это выходит за предложения Путина и по сути это раскручивание сепаратизма.

А теперь посмотрим, как пример, или, например, в Москве ввели порядок, по которому жители Нижегородской области и другие, которые приезжают в Москву, их не надо пропускать на территорию Москвы. Если они приехали на автомобиле с номерами Нижегородской области. То есть, очевидно идёт раскручивание сепаратизма сразу по двум линиям: как бы Москва против нижегородцев, нижегородцы как бы против Москвы.

Это сейчас пока это ещё легко, мягко. А давайте с вами скажем честно, вот в Москве сейчас больше 10 тысяч заболевших, и уже сегодня заявляют, что московская система здравоохранения, власти города уже на пределе.

06:00 Национальный Курс: Да.

06:01 Фёдоров: Давайте честно, в Москве будет за 100 тысяч заболевших. То есть при 10 тысячах на пределе, а когда будет в 10 раз больше, значит, что? Будет также выбираться история, когда кто-то умрёт, а кто-то не умрёт. То есть, просто будут в больницах там 10 человек привезут, и врач решит: «Вот ты останешься жив» – по каким-то критериям, не знаю каким: цвет глаз, возраст, понравился, взятку сунул из-под одеяла или из-под простыни, не знаю, что. «А вот вы, девять, сдохнете!», вот так это будет.

Я сейчас исхожу из слов руководства Москвы, например. А то, что будет за сотню тысяч – это очевидно, потому что идёт это нарастание, экспонента. И три миллиона человек гуляют по улицам, они, естественно, распространяют болезнь, сами болеют, либо передают кому-то, либо от кого-то получают. И это будет нарастать, значит, будет сотня тысяч.

Значит, будет вот эта очевидная неспособность МВФ и московских и вообще российских властей, которым поручено этим заниматься по международной линии, хотя они не профессионалы. Я вот обращаю внимание, допустим, посмотрите: тот же как бы главный по борьбе с коронавирусом у нас Денис Проценко – он вообще не эпидемиолог. Естественно, он не понимает, потому, что это надо иметь опыт, глаз намётанный; он не понимает, как идёт распространение вируса, как они работают через вентиляцию идут, через снятую или плохо одетую маску сестры.

Это может сделать только профессионал, у которого намётанный глаз. Очевидно, специалист в области реанимации – он не понимает, что такое эпидемия, просто не понимает. Потому что эпидемиологи – это как бы даже не очень врачи, это скорее такие, государственно-политические деятели, по своей подготовке. Потому что конкретных людей, тяжелобольных – они как бы не лечат. Они создают общую систему не распространения болезни, этой эпидемии любой, чумы, оспы, чего хотите, коронавируса, у них другой взгляд на эти вещи.

Поэтому, когда руководят этим не профессионалы – они просто не понимают процесс, поэтому и заболел этот Проценко и чуть президента не заразил. Потому что он не понимает, с него нельзя спросить даже, он не в курсе как это вот работает, как распространяется эта эпидемия, как это делается.

Я вспоминаю советское время, во всех школах, и у меня в школе в Ленинграде, детей гражданская оборона – это Министерство обороны тогда это было, сейчас это МЧС, просто учили борьбе с эпидемией.

Мы одевали противогазы, заходили в эти палатки, где был хлорпикрин, и если у тебя малейшее дырочка, куда может вирус проскочить, то сразу ты ревёшь, у тебя идут слёзы, этот газ проникает под маску и всё.

То есть, этому учили даже детей, я уже молчу про военное училище, это детей учили даже в школе. То есть это была система, и ею занимались специалисты, этой системой. Та система медицины, которая сегодня в России уже сделана, как и в Италии – эта система сделана для колонии, слеплена «на коленке» для колониальных туземцев, для туземцев.

И советская медицина, и русская историческая медицина, которая хорошо умела справляться с эпидемиями – она просто уничтожена. Посмотрите выступления Собянина восемь месяцев назад, где он хвастался, как он сократил койки в Москве. Ну, посмотрите, это всего восемь месяцев назад было.

То есть, очевидно, внешнее управление МВФ, Всемирная организация здравоохранения за 29 лет создала условия для ликвидации русского народа. Гитлер тоже закрывал больницы на оккупированной территории, ведь это же факт. То есть, он просто закрывал больницы. А в школах сокращал образование до знания команд, которые дают гестаповцы и солдаты Верхмата, всё, детям. Это технология, и эту технологию мы за двадцать лет, собственно, сейчас пожинаем плоды.

И, соответственно, я просто прогнозирую, что будет дальше, уже как политик. Я понимаю, что очевидно для всех будет полный провал сегодняшних людей, которые отвечают за борьбу с эпидемией, состоится, когда число больных превысит, допустим, в Москве 100 тысяч человек приблизительно, ну, может, 200 тысяч. Тогда будет очевидный провал. Тогда будет массовая информация о том, что больницы не могут переварить и людей больных, люди просто умирают на входе в массовых количествах.

Будет в общем осознание массы населения, паника, что ты абсолютно не защищён тем государством, которое ты учредил в 91-ом году, 93-ем году, предав своё тысячелетнее Отечество. И даже в январе этого года, когда ты не поддержал Путина 22-го числа по поводу немедленного проведения плебисцита, по восстановлению свободы и независимости Отечества, верховенства российской Конституции, когда Путин предложил. И вот результат.

И, соответственно, я так понимаю, это вот то, что сегодня Министерство обороны и МЧС вообще не звучат, как люди, которые отвечают за борьбу с эпидемией. Смотрите, врачи – это герои. Вот те десятки, сотни тысяч врачей, которые борются с эпидемией – они герои, но их начальство просто не знает, что делать. Понимаете? Просто не знает. Вот тот же Денис Проценко.

Есть люди, которые это знают? Есть! Эти люди в МЧС и в Министерстве обороны. Допущены они в силу сегодняшнего системовластия и конституции оккупационной до лечения людей? Даже не до лечения, хотя в Минобороне 20000 медиков, тоже немало, а именно до организации лечения, совокупного. Нет, не допущены! Значит, когда произойдёт вот этот кризис катастрофического характера, месяц, два, когда он произойдёт, наверное, так.

Вот тогда, наверное, люди должны очень захотеть жить, и они должны требовать двух вещей: чтобы организацией их лечения занимались военные, армия, МЧС и Путин. И, соответственно, чтобы Россия была свободна, а военные будут, естественно, референдуму способствовать. И чтобы эти власти параллельно в борьбе с коронавирусом организовали проведение плебисцита- референдума.

И я думаю, что динамика событий идёт в эту сторону. Пока и военные, и МЧС находятся в резерве у главнокомандующего. Он отлично понимает, что ему не скинуть губернаторов, потому что за ними стоят олигархи и Соединённые Штаты Америки.

13:03 Национальный Курс: Ну, а скинешь – придут ещё хуже, да?

13:08 Фёдоров: Да, конечно. Он просто с ними не справится, потому что нет народной поддержки. Чтобы с ними справится, с элитой – это же элита, нужна народная поддержка. А народной поддержки нет, потому что народ не готов восстанавливать Отечество, и даже не стал поддерживать Путина, когда Путин впрямую 15-го января этого года обратился за такой поддержкой в виде всенародного голосования, даже тогда не стал поддерживать.

Соответственно, народу придётся пройти испытания ужасом: и смертями, и ужасом. И пересмотреть свою позицию по отношению к Отечеству, по отношению к предложениям Путина и к власти народа на всенародном голосовании. И просить, чтобы военные заменили, а военные должны заменить губернаторов. И я уверен, что 90% губернаторов не вернутся потом обратно после того, как военные подавят эпидемию, просто я это понимаю. И специально... Ну, военные не только специалисты, а в управлении специалисты, ну они умеют это делать, я знаю по своему опыту.

Я уже рассказывал, что я был в Советском Союзе, когда молодым лейтенантом, выпускником училища, я участвовал в учениях местной гражданской обороны в городе Ташкенте, я просто видел, как эта работает система.

И там просто военные брали власть, на период учения, у местных властей и выстраивали систему борьбы, потому что тогда местные власти тоже в этом не разбирались. Их учили-то этому в военных училищах всё-таки, понимаете. Причём ещё с царских времён. Местные власти, даже эти губернаторы, которые могут лазить под танки – они вообще не понимают, что такое эпидемия, как и Денис Проценко. Поэтому этот механизм работает.

Но и кроме того, плохо, что через месяц, два, конечно, сепаратизм дойдёт до очень высокой степени, и будет очень трудно его обратно подавлять и раскручивать. Я не исключаю, что даже сорвётся ситуация где-то в военные внутренние действия, внутренней гражданской войны.

Плюс, вы знаете, что американцы требуют выпустить из тюрем преступников, и я не удивлюсь, если сегодняшние управленцы в этом процессе. Вы понимаете, сегодня Путин и правительство Мишустина – оно не управляет, оно как бы организовывает отступления. Как в сорок первом году, генералы были – они были командующими, но их задача была по сути организовать отступление, с целью сохранения каких-то войск, и чтобы просто войска не побежали с воплями, криками и паникой.

И вот сегодня федеральные власти, они организовывают вот это плановое отступление перед лицом иностранного вторжения под предлогом коронавируса через пятую колонну губернаторов. Вот Россгосздравнадзор - вообще хоть один человек считает, что Попова – она, в принципе, знает, как бороться с эпидемией? Ну никогда этим не занималась, ну понимаете? А она формально отвечает на нашем уровне. Очевидно, что она ничего придумать не может. Всё, что она придумает – ей просто привозят из Вашингтона по линии организации здравоохранения и других, вот и всё.

Поэтому мы сейчас находимся в тяжёлом кризисе колониальной системы. То есть мы и раньше были, но теперь этот кризис касается...

16:30 Национальный Курс: Евгений Алексеевич, я хочу дополнить то, что вы говорите, сразу. Вот вы сказали... Сейчас, знаете, просто какая версия есть? Что федеральные власти не берут на себя ответственность, потому что не хотят, чтобы вот этот негатив, который появляется у людей, в связи с ужесточением мер, ухудшением экономической ситуации, дескать, пусть сначала на регионы он выльется, что правда, потому что людям в Москве не разрешают на Пасху ни на кладбище, ни в храм сходить. Никому это не нравится. Сейчас, условно говоря, кирпичи от народа пока летят в Собянина. А если бы федеральное что-то ввели, режим какой-то, то полетели бы в Правительство. Насколько эта версия имеет право быть, скажем так?

17:21 Фёдоров: Я думаю, что она вообще не реальная – эта версия. Потому что федеральные власти не влияют на процессы по причине отсутствия у них инструментов влияния. Вы понимаете, власть это не, так сказать, верёвочка – дёрнул с одной стороны, отдалось с другой стороны. Это система подчинения. Вот регионы просто тупо не подчиняются властям, вот и всё. Да, ими управляют, они колониальные регионы.

Но ситуация во многом напоминает девяносто первые годы, Советский Союз. Когда регионы ну, имеется в виду республики, в том числе воля населения на референдуме, кстати, девяносто первого года, просто на каком-то этапе перестали подчиняться властям. Ну, например, прибалтийские регионы. И просто перестали подчиняться. Американцы установили там, привели (неразборчиво 18:10) тех людей, плюс Горбачёв, который им подыгрывал из Москвы, и они просто перестали подчиняться.

Там, где удавалось власти сработать вопреки предательству Горбачёва. Например, рижский ОМОН Млынника, майора – пожалуйста: ОМОН численностью 500 человек в республике, в Риге навёл порядок за два часа. Просто потому, что в этот момент Горбачёв с министром внутренних дел куда-то там отвлеклись и не дали команду остановиться и капитулировать.

И они там где-то перерезали телефон, я так понимаю, чтобы им не дали команду «отбой», капитулировать. И взяли, за два часа навели порядок, пересажали сепаратистов в Риге и всё, и к утру все рижане счастливы были, что они честные преданные граждане Советского Союза.

Потом всё-таки эту связь восстановили, Горбачёв дал команду и майору вместе со своими офицерами, солдатами пришлось оттуда эвакуироваться, будучи победителем, полностью контролирующим республику.

Где-то ситуация такая, то есть американцы делают ставку именно на сепаратизм, как мы и обещали изначально. То есть, грубо говоря, мы... Путин же не случайно сейчас поднял вопрос о суверенитете в виде обращения к народу и всенародного голосования. Понятно, что хотелось бы раньше. Но я думаю, что сейчас было два факта. И не только факта двух миллионов подписей, на которые он сослался, что конституционная реформа по восстановлению суверенитета методом всенародного голосования – он проводит по предложению НОДа, то есть организации, которая это, собственно, и предложила. А это единственная организация – это НОД. Даже не поэтому.

Мы и раньше, мы 8 лет это просили, как штабы, и обращались. Просто подписей, может, не собирали, но в других формах – пикетами, митингами. Я думаю, что именно потому, что он прекрасно понимал, что дальше невозможно.

Вот как Сталин в тридцать седьмом году устроил чистки пятой колонны, потому что понимал, что грядёт война. То есть он понимал, что уходить в войну с предателями во власти на всех уровнях – это самоубийство. И поэтому он заранее провёл чистки.

Вот я думаю, что и Путин хотел также сделать в январе. Он понял, что ситуация выходит из-под контроля, что американцы приступают уже к ликвидационным действиям по отношению к НОДу России и Советского Союза и, собственно, к государству Россия, продолжая ликвидацию СССР.

И как Сталин, он попытался перехватить инициативу хотя бы в области борьбы с пятой колонной. Но он не был поддержан народом, к сожалению. И вот те же губернаторы, которые сейчас откровенно пошли по дороге сепаратизма… Напоминаю, что они 22-го января организовали полный саботаж предложения Путина по проведению всенародного голосования и восстановления суверенитета. Понимаете, да?

Им пришла бумага официальная, на которой они должны дать отзыв были, отреагировать 22-го января. Естественно, с предложениями Путина. И они просто почти все категорически отказались это делать. И дальше вот этот сценарий сепаратизма, то есть где-то оказалось это поздновато.

Сценарий по сепаратизму он сейчас, собственно, и разворачивается под предлогом коронавируса, то есть я именно об этом говорю. А недовольства людей – есть метод, с помощью которого будут взрывать Россию, то есть его специально накачивают.

Это вот когда та же Нижегородская область запрещает москвичам туда въезжать, иначе через какой-то обсерватор, а Москва запрещает въезжать нижегородцам в Москву. И это одновременно в один день, то это, как вы понимаете, не просто так, это значит, что поступила команда и туда, и туда из одного центра, этот центр – Вашингтон.

И правительство пока эти команды, несмотря на требования Путина, чтобы не закрывали регионы, купировать не может. То есть мы реально идём просто в тотальное отступление. Другое дело, куда будет направлена энергия после того, как количество смертей превысит десятки тысяч заболевших и заболевших там будет сотни тысяч.

Вот куда будет эта энергия направлена? На здравый смысл или на гражданскую войну? Как это, кстати, было, например, от усталости от Первой мировой войны в семнадцатом году, когда англичане сумели направить энергию усталости на разрушение русского государства. И действительно превратить, как Ленин и говорил, войну империалистическую, как он говорил, в гражданскую.

То есть вместо войны с немецкими солдатами, убивать друг друга, брат брата, что, собственно, и произошло.

Поэтому вот эти вещи, чем дальше – тем больше мы находимся вот в такой катастрофической динамике, грубо говоря, динамике сорок первого года. Из которого мы можем спастись, только изменив себя. Я имею в виду (неразборчиво 23:10), изменив себя. Изменив на то самое, сделав то, что Путин и предложил, когда ездил в Псков – что граждане России должны быть такими же, как граждане России и Советского Союза в сорок первом – сорок пятом годах. Вот, чтобы спастись...

23:31 Национальный Курс: Евгений Алексеевич, по правде говоря, граждане, условно говоря, начала сорок первого года, лета, и граждане сорок третьего – сорок пятого года Советского Союза тоже отличались, я думаю. Не сразу все поголовно, так сказать, кинулись защищать Отечество.

23:53 Фёдоров: Вы совершенно правы. Но вот это отличие – оно произошло в момент колоссальных жертв и испытаний сорок первого года. Вот эти испытания перевоспитали граждан.

И вот я исхожу из того, что вот эти испытания, в том числе, отступления дурацкими решениями, и Дениса Проценко, губернаторов – они дурацкие, они не приведут к результату, они и есть испытания. И на этапе два… Просто понимаете, мы сейчас с вами говорим – ещё как бы всё спокойно. Я как политик, политтехнолог, я понимаю, что через два месяца или месяц будет другая психологическая ситуация.

То есть, когда действительно будут московские больницы принимать, как вот сейчас сказали, на пределе, 15-20 тысяч больных, а больных будет 100 тысяч. То вот оставшиеся больные создадут детонирующий фон, который, собственно говоря, и приведёт к очень сильной энергетике страха, ужаса, паники.

И вот эта энергетика страха, ужаса и паники – она и будет перевоспитывать людей. То есть, грубо говоря, человек не будет с вами разговаривать: «А вот Денис, а вот Фёдоров, а вот расскажите нам, а что вы это нам говорите про МВФ, а вот я вам, может быть, не верю».

Вот когда будет он реально, человек, орать от страха – он очень быстро всему поверит. Тому, чему его научили деды и прадеды, понимаете? И у него просто мозги вернутся на место, и он будет орать и требовать: а) власти военных, вместо власти проамериканских губернаторов, в том числе и б) восстановления государства и Отечества, которое должно его защитить и накормить, и оставить в живых.

25:37 Национальный Курс: Да, Евгений Алексеевич, прежде чем…

25:42 Фёдоров: (Неразборчиво) должны к этим событиям готовить методички для народа, то есть распространять технологию решения проблемы. То есть, предлагать это и сделать это таким образом, чтобы шёл вот этот эффект кумулятивный, вот как вверх он вот так идёт по графику, так эффект распространения этого решения должен [расти] по такому же графику, параллельно в такие же сроки там: месяц, два.

26:10 Национальный Курс: Прежде чем (неразборчиво 26:10) я пару слов скажу для наших зрителей, которых 1,3 тысячи пишет YouTube, хотя буквально на моих глазах 10 минут назад просто скрутилось несколько сот зрителей. Уважаемые зрители, если вдруг трансляция пропадёт, такое бывает с YouTube, то, пожалуйста, значит мы её перезапустим, имейте это ввиду.

И второй момент: ставьте, пожалуйста, лайки, делитесь трансляцией. И вот почему у нас 1,3 тысячи просмотров и так мало лайков, которые, я напоминаю, двигают видео вверх в трендах YouTube. Нажать вверх палец, я думаю, труда никому не составит, или поделиться ссылкой.

Евгений Алексеевич, вот вы затронули вопрос, связанный с чистками. И действительно, тут вот мы же о них постоянно говорим, и один из лозунгов, давнишних, НОД – это «Чистки! Даёшь чистки!» и так далее.

Продолжаются, по ходу дела, чистки: Владимир Путин освободил от должности буквально, по-моему, позавчера, замминистра внутренних дел, начальника следственного Департамента МВД, генерал-полковника Александра Романова. Александр Романов допрошен в рамках уголовного дела в отношении двух его подчинённых, арестованных по обвинению в превышении полномочий.

Связывают этот арест, в том числе, с делом Лубянского стрелка, которое обвинили, естественно, средства массовой информации, с одной стороны, но с другой стороны ФСБ. Но на самом деле, ответственность там, якобы, это МВД пропустило. То есть вот этот в МВД (нога 27:55). Вот это что, Евгений Алексеевич, такие пока точечные чистки мы видим и когда уже, условно говоря, начнутся те массовые чистки, без которых нам, в принципе, не победить?

28:10 Фёдоров: Вы понимаете, массовые чистки в условиях сегодняшнего отступления организовывать нельзя. Даже в сорок первом году там расстреляли только одного генерала Павлова, как вы помните. То есть не было таких процессов, а отступали десятки тысяч генералов, офицеров, командиров и так далее.

28:31 Национальный Курс: Ну там многих зачистили до войны, да.

28:34 Фёдоров: До войны, да. Но вот так именно поэтому мы и победили.

До войны надо было чистить, а война началась, не получилось. Мы оказались в худшем положении, чем в сорок первом году в этом плане. То есть, нам надо защищать Отечество, а большинство наших начальников – «пятая колонна», это тяжёлая ситуация, и её надо просто учитывать.

Что касается этой фигуры – это очень серьёзная фигура.

Вот, как бы это сказать? Вот, если мы берём понимание, что такое ВЧК, ОГПУ и так далее, то это сегодняшняя Россия – это три субъекта: это следственный комитет, это следствие при Министерстве внутренних дел и это спецслужбы, то есть это Лубянка.

Вот, три имеет следствия. И это следствие – это главный инструмент политический государства, просто эти вещи надо понимать. Возможно в будущем будет и прокуратура, но прокуратура сейчас этим не является. Вот, три… Соответственно, за МВД, если мы посмотрим о том, как они людей, которые сидят в наших тюрьмах, то за МВД большинство как раз по линии МВД туда попало, следствие МВД. Понимаете, да?

Соответственно, это очень серьёзная фигура, она, может быть, не так публична, как министр, но она очень серьёзная фигура.

И то, что взялись за эту серьёзную фигуру – это ну, считайте, как во времена Сталина расстреляли Ежова или расстреляли Ягоду – вот это вот такой уровень принятия решения по этому вопросу.

Такие вещи, особенно на ходу, в условиях начала военных действий, просто так не происходят. Значит, для этого были основания, причём основания не системного характера, а вновь открывшиеся. И, наверное, была получена эта информация о том, что это был заговорщик – моё мнение такое. И пришлось его срочно убирать.

Ну потому что, ну вы понимаете, что следствие будет в МВД на какой-то период времени дезорганизовано, потому что там всё-таки военная вертикаль, и там понятно, что это всё выстраивается определённым образом, но значит, раз на это пошли, значит это было необходимо, и мы, наверное, не узнаем по каким причинам.

Или потом будут мемуары что это был заговорщик, который, например, хотел поучаствовать в майдановских ликвидационных мероприятиях, а возможности у него были для этого, вполне достаточно.

31:14 Национальный Курс: И ещё вот, связанное с пропусками, я не могу не спросить, ведь там в целую сейчас вводят градацию пропусков, но меня вот что заинтересовало: пока без пропусков могут свободно передвигаться государственные служащие, военнослужащие, естественно там полиция, там всё вот это – спецслужбы, дальше там судьи, адвокаты, нотариусы, следующее – СМИ, могут с удостоверениями проходить. И вот что вообще мне кажется как-то странно – ЧОПовцы, которых там, ну, несколько сотен тысяч, наверное, в Москве-то, не больше. Вот это что – Маккензи так порекомендовал?

31:59 Фёдоров: Вся стратегия нашей медицины за двадцать девять лет и конкретный элемент этой стратегии по борьбе с эпидемией – это Всемирная Организация Здравоохранения, и конкретно американские специалисты, в том числе и Маккензи, абсолютно точно. Ну кто вы думали прописал, что Попова, Роспотребнадзор? Кто – этот Денис Проценко, который просто не понимает, как организована система пропусков, кто это вы думаете писал? В мэрии московской? Там нет специалистов в этом деле вообще, от слова совсем. Кто это писал?

32:30 Национальный Курс: А зачем, почему чоповцы-то, Евгений Алексеевич, передвигаются, я не пойму, свободно?

32:36 Фёдоров: Ну послушайте, чоповцы – это армия «пятой колонны», вот изначально. «Лубянский стрелок» же, вы его упомянули не просто так – это чоповец, причём английской охранной фирмы, например. То есть это вооружённые отряды «пятой колонны», которые слабее чем армия, конечно, в плане вооружения, подготовки, но которые многочисленнее в десятки раз, ну, с учётом охранников в десятки раз, а так, наверное, во много раз многочисленнее.

И естественно, олигархи это пробили – а кто будет их защищать? Вот сейчас пойдёт, грубо говоря, что-то там на Рублёвку, голодные люди пойдут на Рублёвку еду искать – кто должен будет их расстреливать, кто? МВД не будет, армия не будет, вот оно – специальные чоповцы, в которых есть в том числе специально подготовленные люди с грубо говоря так – с бандитским мышлением. Поэтому это я уверен, что вот это вот олигарховские виллы защищать.

33:41 Национальный Курс: Ну а вот опять сейчас пошли новости, РБК пишет о том, что самоизоляция населения, обвал цен на нефть могут привести к снижению российской экономики на 18% в апреле-июне, и эти факторы отразятся на реальных доходах россиян – они могут упасть на 17,5%.

Евгений Алексеевич, вы просто ещё раз скажите, вот много у нас новых зрителей, я знаю, к нам идёт: любые меры, которые бы сейчас ни принимало правительство, Собянин вот выделил две тысячи пенсионерам, они ситуацию не спасут. Что спасёт?

34:19 Фёдоров: Я думаю, что это главный удар Трампа, ради которого он и пришёл в президенты и готовился, и грубо говоря: что такое «спасёт»? Вот то, что мы уйдём на уровень блокадного Ленинграда, ну может быть, с лучшими показателями снабжения. То, что пайки будут, то что за деньги вы не купите еду и кормить людей будут военные, раздавая вот эти воинские пайки, развозя их по квартирам – я думаю, что до этого дело дойдёт.

То есть, грубо говоря – война началась. Пришла беда, открывай ворота. Старую жизнь можно забыть.

То есть, понимаю, что сейчас я немножко это говорю преждевременно, люди ещё этого не понимают. Они думают ещё что вот сейчас каким-то волшебным образом всё это дело там рассосётся через пару недель. Ничего не рассосётся, меры, которые мы находимся, первая их стадия, организованная «пятой колонной» - я думаю, продлится не меньше где-то полутора-двух месяцев.

А дальше придётся просто спасаться, с помощью министерства обороны, МЧС и Путина. Уже ну мы это называем контрнаступлением. Спасаться. И спасаться уже будут методом прямой помощи, раздачи пайков и взятия военными власти и введением режима чрезвычайной ситуации или военного положения.

И кроме того, я ещё раз добавляю, я уже об этом вначале сказал: как только американцы справятся со своими проблемами, а они с ними справятся явно быстрее нас, хотя бы потому что посмотрите, у них работа здравоохранения, количество умерших по отношению к количеству выздоровевших у них значительно меньше чем у нас, то есть, их здравоохранение на порядок лучше, кроме того, у них нету такой «пятой колонны», поэтому они справятся с ними, ну Трамп говорит там, где-то через два месяца, три, может быть позже, после чего они нанесут удар.

Сейчас они молчат, им не до нас. После этого они будут добавлять сюда, подбрасывать сюда ударов – и военных, и геополитических и по линии пятой колонны – экономических и финансовых. И (смысл будет новые враги), которые Путин многократно говорил, в том числе в речи 15-го января, он прямо говорил, что в связи с этой конституционной реформой мы ожидаем удара по снижению жизненного уровня – почитайте в пункте один.

Собственно говоря, это и будет происходить, это ещё как бы сейчас только намечается, люди этого ещё не понимают, люди вообще не понимают, что такое война, потому что вместе с памятью о понятии «Отечество» о чести, о совести, связанном с Отечеством их дедов, прадедов, вообще не понимаю людей, которые поднимают своего прадеда на Бессмертном полку и не понимают, за что этот прадед умер, погиб, вернее, геройски.

За Отечество, которое для этого человека – он просто не понимает, о чём речь. Вот это всё придётся возвращать через жесточайшие испытания. Когда я говорю о жесточайших испытаниях, а я о них говорю уже давно, поверьте этот сценарий обсуждали и год назад и два, помните?

Я говорю о действительно жесточайших испытаниях, и люди, которые не участвовали в войне – я всё-таки в ней так или иначе участвовал – я имею больше немножко понятие, чем люди, не участвовавшие. Они просто не понимают, о чем я. Они не представляют, что это такое, понимаете? А это придётся представить, и это придётся пережить, через это придётся возродить, восстановить мозги и вернуть Отечество, которое оставит тебя в живых.

Вот это просто заранее надо понимать, поэтому я спокойно отношусь к непониманию большого количества людей в отношении идей Путина и НОДа о всенародном голосовании, о плебисците – я понимаю, что те люди, которые сейчас, вы правильно сказали, люди, которые вначале, в сорок первом, летом и люди, которые в сорок втором, летом – это разные люди в Советском Союзе были.

Вот так и здесь: люди, которые сейчас нас, не нодовцы, я имею ввиду, слушают, которые сейчас нас слушают и будут потом гадкие комменты писать – и эти же люди, ну если это, конечно, не иностранные боты, и эти же люди через месяц – будут другими людьми, с другими мозгами. В крайнем случае через два месяца.

38:40 Национальный Курс: Так, ну теперь к НОДу. Вот пишут, конечно, значит, флешмоб пошёл по всей стране, но кроме флешмоба, который сейчас устраивают и нодовцы, и много очень там людей, кстати говоря, присоединяются, которых до этого не было, к нодовцам. Второе – вещь, о которой вы говорили, ну и в общем-то которые рекомендации даны – это работа в соцсетях. И сейчас пошла такая история, что многие мэры и даже губернаторы проводят в онлайн-режиме, значит, конференции. Ну вот у нас много, кстати, штабов в этом участвует.

Ну вот Вологодский актив штаба НОД просто просил проинформировать: вели активную работу по продвижению плебисцита на онлайн-трансляции мэра города Вологды Воропанова Сергея, дают ссылку, данные мероприятия были весьма эффективны, так как эту трансляцию просматривало очень много жителей Вологды, и наши сообщения о плебисците выходили на первых позициях в комментариях к трансляции. Так вот, значит, этот мэр вчера заблокировал аккаунты наши сторонников в трансляции и поудалял практически все комментарии от НОДа.

40:00 Фёдоров: Теперь вы понимаете, для чего нужна власть военных? Ну вы их не сможете уговорить, этих губернаторов и мэров, это птенцы американской оккупационной системы, даже не в том, что они лично патриоты, не патриоты – это их личное домашнее дело, кто они там, как они относятся к истории России – патриотически, «любят они берёзки или не любят берёзки» – сама система власти американцев.

Вы понимаете, почему Путин им предложил 15-го января изменить власть, отняв её у олигархических кланов и международных органов, организаций, он об этом сказал в первом пункте своей речи – для чего нужна конституционная реформа – и передать её российскому народу в виде суверенитета российского народа, понимаете?

Ну потому что нам не удастся их переубедить, просто не удастся, не удастся, и их придётся менять. Понятно, что их не получится поменять на нодовцев, потому что для этого как бы сразу это нельзя сделать, надо подготовить людей. А быть мэром или губернатором – это требуется серьёзная подготовка.

Поэтому переходный период будет через военных. И вот я не хочу поднимать в НОДе лозунг «Власть военным», хотя этот так нужно. Потому что мы всё-таки национально-освободительное движение, мы говорим: «Плебисцит», – наш главный лозунг, «Власть народу, хотим быстрее, срочно голосовать» – вот наше главное направление.

Но для себя мы должны понимать, что это будет через переходный период власти военных, когда на месте Воропаева, губернаторов придут генералы, полковники – временно, временно придут – на период военного либо чрезвычайного положения, которое будет вызвано большим количеством смертей и распространением эпидемии, с которой конечно же, проамериканские власти просто не справятся, это очевидная вещь, это уже сейчас видно.

Поэтому мы говорим о том, что будет вот эта «стёрка», которая сотрёт, в виде военного положения и военных, а потом уже вместо военных конечно уже не будут вот эти старые провалившиеся десятки тысяч чиновников, а это уже будут ну, понятно, ещё раз говорю, грубо говоря, та часть НОДа, которая более-менее на это настроена и которая не участвовала в карательных операциях и борьбе с предложениями Путина по восстановлению суверенитета.

Вот поэтому сейчас это надо просто фиксировать, на телефоне, который вот мой телефон, дежурный НОД, собирать и на наших ресурсах, мы готовим доклад Президенту, кто ведёт борьбу с его предложением по суверенитету и предложению верховенства Конституции и права народа на суверенитет и всенародное голосование. Это конкретный фактор борьбы с этим, кстати, там не только он, с этим ведёт борьбу.

Например, вот с Дальнего Востока наши писали, что по требованию мэра сняли баннер, который за личные деньги поставили патриоты в Уссурийске, по-моему, и это ясно незаконные действия, само собой, потому что это заказали, это реклама. Рекламировать там чипсы можно, а рекламировать Путина, суверенитет – как бы нельзя? То есть, заказать. Но это конкретный акт агрессии в Уссурийске против Владимира Путина и России, её суверенитета и Отечества, это понятная вещь, это надо фиксировать.

Хотя там же на Дальнем Востоке есть и противоположный пример – когда мэр другого города, наоборот, выдал деньги из бюджета на рекламу предложений Путина по восстановлению суверенитета и на него набросилась вся пятая колонна, что он это сделал незаконно, потому что дата голосования перенесена и так далее. Так что это форма, это борьба идёт. И мы в этой борьбе должны просто фиксировать как друзей, так и врагов.

44:03 Национальный Курс: Да, Евгений Алексеевич, тоже вот давно хотел вас спросить: вот Караулов – вы рассказывали, что даже вот его лично знали и были у него в гостях на интервью не раз, а что с ним случилось, почему он сейчас, насколько вы знаете, занял ну абсолютно вражескую позицию – что его, перекупили что ли?

44:23 Фёдоров: Не знаю, всех врагов не отслеживаю, но если есть факт, что занял, вполне возможно. Караулов – это бизнесмен в средствах массовой информации. Платили ему за патриотизм – был патриотом, стали платить за борьбу с Отечеством – стал бороться с течеством, это как это – «фрилансер» называется? Свободный охотник, наёмник. Наёмник – кто платит, на того он и работает.

44:53 Национальный Курс: Понятно. «Как относиться к позиции Лукашенко по коронавирусу?» – спрашивают зрители. Он там ездит, в хоккей играет со всеми, как будто ничего не произошло.

45:06 Фёдоров: Ну это да, с одной стороны да, но с другой стороны, я вот обратите внимание, сегодня Всемирная Организация Здравоохранения выставила ультиматум Лукашенко. Просто почитайте, было специальное выступление, где они предъявили ему ультиматум. И я думаю, что они заставят его ввести те же меры, которые вводят у нас и по их же команде, наши губернаторы, мэры и российские регионы.

45:38 Национальный Курс: Вот тоже спрашивают люди: «А с чего вы взяли, что после плебисцита Путин продолжит конституционную реформу и будет принята новая Конституция?». Ну или будут там изменены первая, вторая, девятая главы?

45:55 Фёдоров: Очень хороший вопрос, в каком отношении – человек ещё не прошёл те самые ужасные испытания, смертельные для его родных, может быть, для него самого – и поэтому задаёт такие вопросы.

То есть, в условиях горящего дома, когда мать спасает ребёнка, она не задаёт вопросы там полицейскому, который там, где-то держит горящую балку, чтобы она могла выскочить с этим ребёнком и спастись: «А с какой он части, а как его фамилия, а есть ли у него удостоверение? А хороший ли он полицейский, а хорошо ли у него отношения с женой?» Просто таких вопросов не существует.

Это означает, что нам придётся… Это важный, как бы, индикатор, и мы спокойно должны для себя отметить: «Отлично, поставим галочку: этот человек не готов. Поговорим с ним через месяц».

Вот хочу рассказать анекдот, сегодня уже рассказывал, когда мы общались с Романом, повторю: человека уволили, вот в условиях эпидемии, а он очень хороший специалист, высокооплачиваемый, и вот он написал, что хочет устроиться на работу, ему звонит работодатель и говорит: «Ну, вы готовы? Мы прочитали, у вас блестящее образование, опыт, биография. Вы готовы работать за еду?» «Вы что?? Я двести, триста, четыреста тысяч рублей стою!». «А, ну извините. Мы позвоним вам через две недели». Вот это тот самый случай – позвоните этому человеку через две недели, через месяц, и посмотрим, как он будет умолять вас, Денис, спасти Отечество, и не будет задавать дурацких вопросов, что там у Путина, и даст ли Путин ему личные гарантии, и придёт, и напишет ему расписки, и так далее.

47:50 Национальный Курс: Ну вот, вопрос от Крапивина, он тут список прислал. Ну давайте, наверное, всё-таки ближе сейчас уже к нодовским таким вещам: флешмоб, Евгений Алексеевич как вам, который НОД запустил? И вот спрашивают люди вообще: «Может быть, нам его расширить?». Уже кстати, говоря, появились фотографии, многие вывешивают на балконах, на окнах требования, то есть не просто сфотографироваться, а действительно вывешивать уже на балконах, на окнах, ну пока там в каждом окне висеть не будет, ну вот соответственно вот эту…

48:26 Фёдоров: Очень хорошая инициатива. Я всё-таки немножко закончу предыдущий вопрос, не для этого человека, с ним всё понятно, а для других. Сама логика войны – она формирует на войне героев. И Путин, вступив в эту войну – он автоматически становится героем, он и был героем, но это даёт ситуацию, при которой ему некуда отступать, то есть, он либо побеждает в России, либо гибнет вместе с Россией, причём первый.

Ну, это к вопросу о теории конкуренции наций.

А теперь по вашему вопросу: очень хорошая инициатива – это традиция, не только российская – вывешивать флаги армии победителей с призывами. Вы знаете, когда советские войска вступали на оккупированную территорию, и освобождали её, то в окна оставшиеся жители выносили каким-то образом там тут же изготовленные из подручных материалов советские флаги и флаги Советской Армии. Поэтому это нужно делать повсеместно.

Я хотел бы сказать о самой логике вот этого флешмоба или вот этой логики. Наша задача – охватить короткими Путинскими призывами как можно большее количество людей. Это означает, что, во-первых, нодовцы должны работать в большом количестве соцсетей, но немного.

То есть, не вести там длинные дискуссии, потому, что на это требуется [больше времени], а просто туда войти с путинской информацией о спасении, о верховенстве Конституции, о праве народа на власть, плебисцит, и так далее: «Требуем плебисцит немедленно!». Или вот похожие лозунги, там их много. И очень важно, чтобы они были разные, чтобы не было одного, понимаете?

Вот человек сам как изложит свою позицию, вот что напишет: «Спасите Отечество», или «Требую плебисцит», или «Хотим суверенитета», «Срочно на выборы», «Требуем выборы» - вот так и хорошо. Тут не надо, чтобы было однообразие.

Второе: во всех социальных сетях, просто каждый должен взять на себя там условие, что за месяц он войдёт в тысячу социальных сетей, разных – с одним, двумя, тремя позициями, вот такого рода обращениями со своими, со своими детьми и так далее. И там ввязываться в дискуссии длинные не нужно, то есть сейчас такой период времени, что людям надо дать, а они уже сами, когда захотят спастись, это возьмут. А «заставлять их кушать» - пока они не готовы, как вот этот зритель, который вам звонил – не надо, понимаете? Поэтому вот такая тактика.

Ну и к ней, конечно, должны добавляться вот эти флаги, плакаты в окнах, и информация, то есть не просто вывесить (в окна 51:21) плаката, а его сфотографировать, когда идёшь в аптеку, или с улицы, и это распространить как например флешмоб. Использовать, чтобы и он и другие это использовали для широкого распространения.

Надо постараться запустить цепную реакцию – всё время возрастающее количество передачи этой короткой информации, найти такие подачи, в основном ссылаясь прямо на слова Путина, то есть опираться на его личные предложения, чтобы это получило фактор цунами, нарастающего распространения – вот это нам придётся за месяц сделать.

52:04 Национальный Курс: Евгений Алексеевич, ещё вот сейчас продолжу. Тот же Крапивин задаёт вопрос: «Люди говорят, что им приходит рассылка в обход штабов от разных, в общем, много пошло различных рассылок, которые там, ну понятное дело, информационная война, запутать людей, ну вот как относиться к рассылкам, которые проходят не от центрального штаба НОД? Я вот так вот переназначу Александра вопрос. Да, и соответственно, вот что делать? Слушать им только что говорит, условно говоря, координатор и Центральный Штаб, или здесь как бы вот – сам себе пусть думает? Как быть?

52:50 Фёдоров: Подождите, подождите… Национально-освободительное движение – это идеологическое движение. То есть, у нас чёткая простая элементарная правда, опирающаяся на историческую правду.

Мы ведём борьбу, исходя из теории конкуренции наций.

И дальше вы можете понять эту рассылку с точки зрения позиции – в интересах она Российского Отечества, а пот Отечеством мы понимаем, напоминаю, то же, что понимали наши деды в сорок первом – сорок пятом годах – когда называли Отечественную войну Великой Отечественной войной, то есть это территория, и это свобода и независимость, то есть суверенитет. Всё просто, там запутаться невозможно, понимаете? От слова совсем.

Соответственно, вы расцениваете эту рассылку с этих позиций, не от того, откуда она пришла, а с позиций: она за Отечество, его территорию, свободу, независимость, или против Отечества? Исходя из этой оценки – вы сами решаете – это полезная рассылка или вредная? Там не обязательно приходит же из, по линии штабов. У нас же идёт нодовское обсуждение, мы как соль, которая проникла во все поры, и во все кастрюли под названием «Российское государство». И поэтому в этом надо участвовать, то есть, не надо отбрасывать эти рассылки, их надо оценивать, исходя из нодовской идеологии, ну, идеологии Отечества.

И я уверен, что у нас наши активисты, 300 000, сейчас их больше уже , 400 000, они прекрасно подготовлены, опять же, потому что не надо быть академиком. Знаете, для того, чтобы изучать какие-то учения, нам вот всё время подбрасывают, нам говорят: «Вот там, вы изучайте эти учения 20 лет, читайте книжки какие-то там великие, или не великие, или какие-то, любые книжки, и вот тогда вы поймёте что-то…». Да?

Вот для нодовца это вообще не требуется, для человека. Для учёного может это надо, но для того, чтобы ты был за Отечество – это не требуется, ты за Отечество, грубо говоря, разобраться в этом можно, если ты правильно родился, и нормальный человек с мозгами – за пятнадцать минут.

Потому, что что такое Отечество понимали тысячу лет наши предки, и во времена, в том числе, упомянутых Путиным этих самых, как их там, печенегов, потому что они для этого академий, потому что академий тогда не было, академий во время печенегов не кончали.

Очевидно, что ты родился в Отечестве, у него есть большая семья – это территория, свобода, независимость, начальник либо твой народ, либо иностранный народ – оккупант, интервент, печенег, и ты легко это всё понимаешь.

Ты, как при Петре первом говорили: «Не щадя живота своего», ведёшь борьбу за отечество, вот и всё. Поэтому надо оценивать с идеологических позиций, а не с позиций: «Кто прислал».

55:42 Национальный Курс: Евгений Алексеевич, Ну вот раз уж вы про печенегов вспомнили, тоже сейчас идёт дискуссия везде: почему Путин, и вот Песков даже комментировал, вспоминает так часто про печенегов и половцев, вот вы как считаете?

55:57 Фёдоров: Ну, во-первых, не часто, а всего два раза.

55:59 Национальный Курс: Три раза.

56:01 Фёдоров: Ну три. Третий не знаю. Три раза. Да очень просто: потому что помните, он говорил, на параде победы: «Тысячелетняя Россия». Да и часто это говорит. Вот когда эта тысячелетняя Россия началась, как вы думаете? Вот тогда, во времена Половцев и печенегов.

Поэтому Путин действительно восстанавливает отечество как тысячелетнее отечество, и поэтому на мой взгляд, для него печенеги – это некая такая историческая точка отсчёта защиты Отечества, когда наши предки далёкие, 60 поколений назад – отлично понимали, что такое Отечество, суверенитет, и свои жизни за него клали.

То есть, не только в Великую Отечественную войну, и в войну с Наполеоном, и в 1612 году, и в тысячах войн, которые вели наши предки со времён печенегов, а может и чуть пораньше.

Поэтому это для меня прежде всего совершенно понятная, понятная теория под названием «конкуренция наций», сейчас их двести, во времена печенегов их тоже сколько-то было там, надо посмотреть, может быть там триста – четыреста, тогда побольше, эти нации были поменьше.

Но это всё то же самое, что во времена печенегов было наше Отечество, что во времена Ивана Грозного, что во времена Северной войны, что во времена битвы с псами рыцарями, что во времена Великой Отечественной войны – это всё наше Отечество, наша семья, наш род, культурно-исторический, потому что русский – это не генетический род, а культурно-исторический, на базе которого построили наши предки, и мы живём в этом отечестве.

Как только мы отказываемся от Отечества – хоть во времена печенегов, хоть во времена Великой Отечественной войны – мы отказываемся от русского народа, права на жизнь, его представителей, его членов, ну не знаю, русского народа, если так сказать.

58:06 Национальный Курс: Спасибо, Евгений Алексеевич.

58:07 Фёдоров: Спасибо вам.

58:09 Национальный Курс: До свидания.

58:10 Фёдоров: Несмотря на испытания, победим. Испытания – мы заранее о них говорили, и нам их придётся выдержать. Нам придётся выдержать сорок первый год, и дальше контрнаступление и победа.

58:24. Национальный Курс: Спасибо. До свидания.

Дорогие друзья, только что взяли интервью с вами вместе у координатора НОД Евгения Алексеевича Фёдорова, уж я прошу прощения, что не все вопросы удалось задать, зададим их в следующий раз, ну а на часть вопросов я с удовольствием отвечу завтра, завтра «Итоги недели с Денисом Ганичем», в восемь вечера они выйдут как обычно, всех туда приглашаю, подходите, буду отвечать на все вопросы.

И не забудьте подписаться на наш Телеграм-канал «Национальный Курс», который сейчас на острие информационной борьбы находится, всех к этому призываю. Ну и конечно, участвовать дальше в борьбе, распространять это видео, ставьте лайки, отдельное спасибо всем, кто поддерживает канал, всех, кто поддерживает нашу газету, потому что именно благодаря этой поддержке, благодаря вообще поддержке народа и существует Национально-освободительное движение, кто бы из врагов что не говорил.

Ну а на следующей неделе у нас трансляция практически на каждый день запланирована, будет очень интересно, завтра я в восемь вечера поподробнее об этом расскажу, в общем всех жду, всем спасибо, в общем, вместе мы обязательно победим. До встречи!

Тэги:

Станьте первым!

Пожалуйста, авторизуйтесь или зарегистрируйтесь для комментирования!