Статьи

Как череда референдумов 1990-х встроила СССР в клуб колоний США

Как череда референдумов 1990-х встроила СССР в клуб колоний США

Фото: diletant.media

Программа Горбачёва и его команды, направленная на политическое и социально-экономическое преобразования СССР, начатая в конце 1980-х, привела страну к острому государственному кризису. После 1986 года в регионах огромной страны вспыхнули кровавые конфликты на межнациональной почве - события в Алма-Ате, армяно-азербайджанский конфликт, погромы в Сумгаите, Кировабаде, резня в казахском Новом Узгене, в Фергане, погромы в Андижане, Оше, Баку.


Одновременно, как по чьей-то команде, возникли националистические движения в Прибалтике. С ноября 1988 по июль 1989 Эстонская, Литовская, Латвийская ССР объявили о своём суверенитете, за ними последовали суверенитеты Азербайджанской и Грузинской ССР.


Но так как юридической процедуры выхода республик из состава СССР не существовало, то СССР ещё казался незыблемым. Советский народ спокойно ждал наведения порядка в стране. Ну подумаешь, захотели поиграть в сепаратизм на окраинах. Разберутся, виновных накажут.


Но вместо наведения порядка, народные избранники 24 декабря 1990 года на Четвёртом съезде народных депутатов почему-то начали включать в повестку дня вопросы: "Считаете ли вы необходимым сохранение СССР как единого государства?", "Считаете ли вы необходимым сохранение в СССР социалистического строя?", "Считаете ли вы необходимым сохранение в обновленном Союзе советской власти?" Горячие дискуссии закончились тем, что по требованию Михаила Горбачева съезд согласился вынести вопрос о сохранении СССР на всесоюзный референдум.

Уже в марте 1991 года, идя на первый референдум - по сохранению СССР, советские граждане считали, что голосуют именно за единое отечество. Но последствия результатов референдума оказались для многих неожиданными - Советский Союз был распущен без принятия во внимание народной воли по сохранению страны, а дальнейшая реальность пошла по пути лжи, подтасовки и жестокой борьбы за власть отдельных политических группировок, которые преследовали свои узкокорыстные интересы.

Голосование 17 марта 1991 года показало, что подавляющее большинство - 76% или 112 млн советских граждан сказали "да" сохранению обновлённого Союза. Но понимали ли граждане, что голосуют они за развал страны?

В результате размытой формулировки будущего государственного устройства (см. фото выше), каждый голосовавший, похоже, успокоил себя той формулировкой, которая ему была ближе. Кто-то проголосовал за "федерацию обновлённых республик", кто-то за "равноправные и суверенные республики", а кто-то за "права и свободы".


В результате было не понятно, голосуют ли граждане за единое отечество, либо за парад суверенитетов независимых государств?

Неопределённость формулировки в бюллетене народного голосования создала широкие возможности для тех, кто стоял за Михаилом Горбачёвым, начать скорейшим образом расшатывание и пересмотр Союзного соглашения между социалистическими республиками, которое держало СССР, как единую державу, с 1922 года.

На пересмотр Союзного соглашения от 1922 года горбачёвская команда замахнулась ещё в 1990 году. В декабре 1990 года эта работу одобрил Верховный Совет СССР. Но в условия кризисных сепаратистских, как сегодня принято называть, кровавых событий в стране, вместо того, чтобы сначала приостановить политическую реформу в СССР, навести порядок, успокоить граждан, Горбачёв резко активировал пересмотр важнейшего соглашения 1922 года.

Весной и летом 1991 года работа по переписыванию Союзного договора проходила между Горбачёвым и республиканскими руководителями в загородней резиденции президента в Ново-Огарёво. Встречи проходили одна за другой на фоне постепенного отказа от единой государственной идеологии в пользу демократического плюрализма (множества мнений), и растущих аппетитов республиканских национальных элит к государственному суверенитету.


Финальная редакция Договора о союзе суверенных государств (ССГ) была опубликована в газете "Правда" 15 августа 1991 года. Бывшие республики СССР стали государствами, которые, цитата: "обладают всей полнотой политической власти, самостоятельно определяют свое национально-государственное устройство, систему органов власти и управления". Фактически уже независимые, и ничем друг с другом не связанные государства могли формировать отдельные правоохранительные системы, собственные армии, они могли самостоятельно выступать на внешне-политической арене.


Публикация в газете "Правда" окончательно раскрыла замысел горбачёвской команды по дезинтеграции СССР. После неё уже мало у кого остались сомнения в том, что договор сей стал лишь цивилизованной формой констатации полного распада СССР.


Таким образом, голосование 17 марта 1991 года запустило процесс манипуляций "политических напёрсточников" Горбачёва и его команды по трансформации СССР в ССГ.


Однако, общество отвергло этот Договор - его принятие было сорвано путчем ГКЧП, который выступил, якобы за сохранение СССР. Однако, после провала путча, Горбачёв переработал Договор в ещё более радикальную форму дезинтеграции республик - конфедерацию (содружество) независимых государств (СНГ).


Но даже этот Договор не был принят элитами республик, которые за спиной Горбачёва совершили свой роспуск СССР в Беловежской пуще, подписав Беловежские соглашения.


Сюрреалистичность происходящего долго держала в ступоре не только граждан СССР, но и многих руководителей республик Союза, по прежнему ждавших указаний из Москвы. А после роспуска СССР и сложения Горбачёвым с себя полномочий президента СССР, республиканские центры по-прежнему обрывали телефоны, в попытке прояснить и согласовать политическую ситуацию с уже несуществующим союзным центром.


Роспуск СССР проводился в период с 1988 по 1991 годы на фоне политической борьбы за власть с одной стороны структуры КПСС и Горбачёва, а с другой стороны Верховного Совета и Ельцина.


После политической победы над КПСС и Горбачёвым, политический союз между Верховным Советом и Ельциным также дал трещину на фоне дальнейшей борьбы за власть уже на территории РСФСР.

Пятый съезд народных депутатов ещё верил Ельцину и его курсу реформ, дал в октябре 1991 года президенту 13 месяцев на построение рыночной экономики, утвердил Егора Гайдара как и. о. премьер-министра, а правительство возглавил лично президент Борис Ельцин. Казалось, начался созидательный процесс нового политического устройства России.

Но уже Шестой съезд народных депутатов, прошедший в апреле 1992 года, внёс разлад в союз парламента и президента России Бориса Ельцина - съезд отказался признать и ратифицировать Беловежские соглашения. Совет и его спикер Хасбулатов дал понять Ельцину, что вполне может ограничить власть президента.

Сам президент России в 1992 году уже строил планы править самодержавно, создавая органы власти по аналогии с исполнительными органами власти в США. Были назначены должности вице-президента и госсекретаря, через которые Борис Ельцин намеревался самостоятельно осуществлять внутреннюю и внешнюю политику. В своей структуре управления Россией по типу президентской республики, положение парламента он видел, как второстепенное и послушное его воле.


Но на пути его президентской республики камнем преткновения стояла старая советская Конституция 1978 года, которая определяла главным органом власти Съезд народных депутатов, и избираемый ими Верховный Совет. Согласно Конституции СССР - во главе всех решений в стране стоят Советы, а правительство лишь исполнитель воли народных Советов. Это был советский базовый принцип власти, существовавший ещё с 1917 года.


Поэтому уже в 1992 году в России возникло по сути двоевластие.


Среди граждан страны вера в советские идеалы была сильна. Это делало позиции Съезда и Совета под председательством Хасбулатова очень сильными. Критика Хасбулатовым и Руцким жестких реформ правительства Ельцина поднимала в народе рейтинг Съезда народных депутатов. Кроме того, Хасбулатов и его команда регулярно вносили изменения в Конституцию СССР 1978 года для укрепления власти именно Верховного совета и Съезда народных депутатов. Благодаря этому в 1993 году у парламента было сконцентрировано огромное количество рычагов власти. И, конечно, будущую Россию они видели как парламентскую республику, где президент, как глава правительства, является слугой и исполнителем воли парламента.


Назревал конфликт советского правления и нового президентского правления в стране.


В декабре 1992 года на Седьмом съезде народных депутатов Егора Гайдара неожиданно лишили полномочий премьер-министра, а чрезвычайные полномочия Бориса Ельцина были приостановлены. Съезд принял решение о своём праве приостанавливать указы президента по решению парламента.

После взаимных угроз и противоречивых постановлений враждующих команд президента и Верховного Совета, а также безрезультатных отстранений от власти и Ельцина и Хасбулатова, противоборствующие стороны решили провести очередной, второй референдум - на предмет доверия народа либо президенту, либо Верховному Совету. Дата референдума была назначена на 25 апреля 1993 года.


Референдум о доверии происходил на фоне тяжелейшего экономического кризиса в стране, граждане России были больше озабочены зарабатыванием на хлеб насущный. Люди устали от политических баталий, понимая, что власть в стране уже начали делить определённые клановые группировки, а положение народа этот референдум уже не изменит. Поэтому интерес народа к нему был минимальным.

К тому же, референдум о доверии положил начало применению в России политтехнологий и грязных предвыборных агитаций. Команда Ельцина, обладая влиянием на СМИ и ТВ заставляла журналистов поливать грязью Руцкого и Хасбулатова. Спикера обвиняли в алчности, пьянстве, наркомании и разврате, Руцкого в коррупции, а съезд народных депутатов называли бандитами и махновцами. В поддержку президента Ельцина запели Алла Борисовна, Костя Кинчев и «Алиса», горой за президента выступили и Табаков, и Абдулов, а астролог Глоба предсказал победу царя Бориса.

Слабый интерес народа и грязные политтехнологии, применённые против Верховного Совета, предсказуемо показали очень слабые результаты референдума, как в части явки (в референдуме приняли участие 64,05 % избирателей), так и в части однозначной победы одного из противоборствующих кланов.

За досрочные выборы президента выступила половина — 49% избирателей. За то, чтобы переизбрать депутатов, высказались больше — 67%. Будто сказали — катитесь вы, Ельцин да Хасбулатов к чертям со своими программами! Была зафиксирована ничья. Ельцин не победил, но и не провалился. Что касается первых двух вопросов, то за доверие президенту тогда высказались 58%, а социально-экономическую политику Ельцина одобрили 53% участников голосования. Иными словами, народ сказал что-то непонятное. А разбираться с народом более никто не захотел.

Несмотря на юридическую неопределённость по третьему и четвёртому вопросам, результаты голосования свидетельствовали о формальной победе команды Ельцина. Засчитав победу за собой, Ельцин отстранил от должности вице-президента Александра Руцкого и начал готовить проект новой Конституции.

21 сентября 1993 года Ельцин объявил о роспуске Съезда народных депутатов, однако Конституционный суд признал действия президента антиконституционными. Руководство Съезда вынесло решение прекратить полномочия Ельцина, а Руцкой объявил себя исполняющим обязанности президента России.

В начале октября 1993 года в стране было объявлено чрезвычайное положение. Сторонники Руцкого 3 октября начали штурм Останкино и здания московской мэрии. В ответ Ельцин ввел в Москву танки и санкционировал штурм Белого дома (тогда - Дома Советов). Защитники Белого дома вынуждены были сдаться. Верховный Совет был распущен, вся полнота власти оказалась в руках президента.

12 декабря 1993 года был назначен третий референдум - по принятию новой Конституции, а также прошли выборы в Государственную думу и Совет Федерации. Формально конституционный кризис в России был признан преодолённым.

Не умудрённые профессиональными знаниями в юриспруденции, и уставшие от череды референдумов граждане страны по большому счёту приняли Конституцию доверяя авторитету Бориса Ельцина, а те, кто прочитал Конституцию, усвоили, что основная ценность в основном законе - это права и свободы человека. Казалось бы, что может быть лучше.

А первый президент России Борис Ельцин, видимо, полностью доверился традициям западной демократии, а соответственно, консультантам из США, чтобы создать в России страну демократических свобод, как в США. Наверное поэтому преамбула Конституции РФ так напоминает преамбулу Конституции США.

Далее, когда карт-бланш от Ельцина американцами был получен, написание Конституции под кураторством таких органов, как USAID и Госдепартамент США, было вопросом техники. Новая Конституция создаёт для неискушённого гражданина полную иллюзию защиты своих прав и свобод, независимость всех ветвей власти в принятии решений, а главное - вхождение России в демократическую западную коалицию якобы на равных правах.


Опытные эксперты западных спецслужб и Госдепартамента США знают, что лучший способ заставить народ страны отказаться от борьбы за свободу - это создать иллюзию свободы.


Важнейшая из статей, создающих иллюзию свободы – ст. 15 п. 4, где «Общепризнанные принципы и нормы международного права и международные договоры Российской Федерации являются составной частью ее правовой системы».


В этой статье утверждается приоритет международного права над нашим внутренним законодательством. Это же дополнительно закреплено в специальном Постановление Пленума Верховного суда РФ № 5 от 2003 года, в котором подробно разъясняется, где и кто именно, пишет российские законы. Фактически получилось, что российские законы пишут специализированные международные учреждения ООН и решения этих учреждений являются обязательными для всей правовой системы РФ, в том числе, например, обязательны решения Международного валютного фонда (МВФ), Всемирной торговой организации (ВТО), всемирной организации здравоохранения (ВОЗ) и других.

Речь идет не просто о некоторых законах в России – все (!) законы РФ соответствуют требованиям заокеанских законодателей и, соответственно, такого рода политика направлена на эксплуатацию России в интересах некоего международного сообщества, а отнюдь не нашей страны.

Вторая важнейшая статья – ст. 13 п. 2, где установлен запрет на государственную идеологию.
А государственная идеология является аккумулятором высших ценностей государства. И если нет ценностей, не может быть и целей, а если нет целей, не может быть результата. Сегодня Россия не производит и не может производить стратегические законы, которые бы работали на Россию, на любое долговременное планирование. Фактически существуют: запрет на установление традиционных ценностей российского общества, принципов жизнеустройства и, в целом, запрет на осуществление своего стратегического управления.

Таким образом, методом последовательных приближений, сознание советских граждан было подведено к принятию новой реальности, в которой прямые представители трудового народа во власти заменяются на представителей от различных политических партий, якобы представляющих плюрализм в свободном обществе.

В новой реальности общенародная собственность и национальные богатства страны, через новую Конституцию, перекочевали в руки марионеточных олигархов, назначенных в том же Госдепартаменте США. Государственные органы власти стали подчиняться иностранным спецучреждениям, таким как МВФ, ВТО, ВОЗ, ВАДА через систему иностранного консалтинга. Государственная денежная единица превратилась в суррогат валюты - "билет Банка России", а права и свободы оказались на стороне представителей ЛГБТ, ювенальной юстиции, педофилов - тех ранее маргинальных пристыженных меньшинств, которые сегодня стали появляться на экранах федеральных ТВ каналах и в СМИ, и разрушать традиционный уклад советской семьи и общества.

Тэги: Конституция РФ Разрушение СССР

Станьте первым!

Пожалуйста, авторизуйтесь или зарегистрируйтесь для комментирования!